Напишите нам в редакцию
Нажмите , чтобы добавить понравившееся издание в список
Перейти в корзину
1
Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку

Для Вас, Женщины. Советы и рецепты, здоровье и интересные рассказы

Для Вас, Женщины. Советы и рецепты, здоровье и интересные рассказы (Подписной индекс ПИ268)

Счастье настоящее!

Случилась эта история в восьмидесятых. Сегодня я уже и сама внуков помогаю воспитывать, а в то время моему сынишке три годика было...
Закончился мой декретный отпуск. Полтора года я просидела дома с маленьким ребенком и практически никуда не выходила.
Забеременев, мне казалось, что с рождением малыша моя жизнь не изменится и я так же буду общаться с друзьями, заниматься любимыми делами. Мама поглядывала на меня и только улыбалась, когда я рассказывала ей о планах на будущее...
Отец моего ребенка так и не дождался рождения сына. Когда я была в больнице, он просто собрал вещи и ушел из дома. Ушел от ответственности. Мы не были женаты, и мне оставалось только уповать на его человечность, но он не вернулся и даже не позвонил.
Это было непростое время. После рождения сына мое общение с друзьями практически сошло на нет. Изредка я выходила в магазин, но в основном каждую свободную минутку старалась просто поспать. Кирюша родился на редкость беспокойным ребенком. Вероятно, я просто оказалась морально не готова к материнству. Не готова к тому, что мне придется стать ответственной за маленькую жизнь, которой нужно посвятить всю себя без остатка.
Командировка
Я вышла на работу, и стало еще тяжелее. Еще через год меня отправили в командировку. Отправили не куда-нибудь, а в Москву!
Я оставила сына на попечение бабушки, собрала чемодан и поехала на станцию. «Двухнедельная командировка даст мне время прийти в себя» — так я тогда думала. Мне было немного стыдно перед сыном и мамой, но в глубине души я даже радовалась, что уезжаю из дома.
Поезд мирно покачивался во время движения, и колеса отбивали монотонную мелодию, усыпляя меня. Первые два часа я ехала в одиночестве, но на очередной станции двери моего купе с щелчком разъехались, заставив меня выйти из полудремы.
— Добрый день, — в дверях купе стояла сухонькая старушка. Она смущенно переминалась с ноги на ногу, словно без приглашения появилась на пороге чужого дома.
— Здравствуйте, — я улыбнулась в ответ и, подскочив, протянула руки к ее чемодану. — Давайте я вам помогу!
Я убрала большой потертый чемодан под сиденье.
— Спасибо, милая, — старушка со вздохом присела, но через секунду снова поднялась. — Ой! Тапочки-то домашние в чемодане остались! Совсем уже памяти нет! Ты прости, дочка, за беспокойство!
Я снова подняла крышку сиденья и достала тяжелый чемодан. Старушка надела тапочки и снова опустилась на сиденье. Пожилая женщина была такой маленькой и легкой, что казалось, будто мягкое сиденье под ней даже не продавливалось.
— Анна Митрофановна меня звать, — произнесла моя попутчица, — Можно просто баба Аня.
— Галина, — представилась я. — Анна Митрофановна, Вы чай будете?
— Не откажусь. Спасибо, милая!
Я сходила к проводникам и принесла две кружки с кипятком. Заварили чай.
Анна Митрофановна от сахара отказалась, сославшись на то, что к сладкому с детства не приучена. Я из солидарности тоже не стала добавлять сахар. Так мы и ехали следующие полчаса — пили несладкий чай и молча смотрели в окно на пролетающие мимо поля и деревья, пока моя попутчица не прервала затянувшееся молчание:
— Галя, а детки-то есть у тебя?
— Есть, — я заморгала глазами, словно меня снова выдернули из сна. — Сын Кирюша. С мамой дома остался.
— А муж что же? — старушка осеклась на полуслове. — Ой! Прости меня, любопытную!..
— Да ничего, — я горько усмехнулась. — Нет мужа, исчез…
— Так что же, не искали? — Анна Митрофановна всплеснула руками, но быстро поняла, что я имею в виду.
Снова наступило тяжелое молчание, и снова тишину разрядил звонкий голос моей попутчицы:
— А ты не жалей о нем! Ты вон какая молодая да красивая! А дети малые — это же счастье самое настоящее!
Я вспомнила бессонные ночи, нервы и вечную усталость, но промолчала, а старушка весело продолжала:
— У меня вон пятеро парней выросло! Вроде недавно карапузы под стол в одних рубашонках бегали, а теперь я им сама едва до груди достаю! — В глазах у нее появился блеск, мне даже показалось, что она как-то помолодела. — Они у меня тоже все безотцовщина… война моего Егора забрала, — теперь блеск в глазах Анны Митрофановны обрел совсем другой смысл…
История попутчицы
Старушка задумчиво посмотрела в окно, словно через пыльное стекло она разглядела эпизоды своей прошлой жизни. Через минуту она продолжила:
— Одна я осталась в 41-м. Похоронку получила, а у меня двое маленьких на руках. Я тогда собрала все свои украшения и на козу выменяла в соседней деревне. Словно чуяла, что побрякушки эти цены не будут иметь. Все это поняли, да кто-то, видно, не сразу...
— Так Вы же сказали, что пятеро сыновей у Вас? — переспросила я.
— Так и есть, двое родных сынков, а еще троих я по дороге подобрала.
— Это как так подобрали!?
— К нашей деревне фронт приблизился, поэтому пришлось в спешном порядке уходить. На дворе осень уже. Собрала пожитки, ребят в охапку, козу за веревку. Первые дни куда шла — не знаю, лишь бы детей от войны подальше увести.
— А ребятишек-то где нашли?
— Два дня за мной крались потихоньку! Я ведь их не сразу приметила, партизанов этих мелких! Гошка, старшенький, и Андрейка с Васяткой. Стоят поодаль и на нас смотрят как волчата — глазенки голодные, лица чумазые, а одеты прям по-летнему! Гошке тогда пяти годков еще не исполнилось, а Андрейке с Васькой и того меньше. Родители их без вести пропали, вот и пришлось их под свое крыло взять. Было двое, стало пятеро! — Анна Митрофановна снова повеселела. — И решила я к тетке своей податься. Их деревня глубоко в тылу стояла.
— Так как же Вы справлялись-то с такой оравой? — искренне удивилась я. — Война ведь!
— Так все справлялись, и мы со всеми вместе! Не было у нас другого выбора. Ночевали то в домах заброшенных, а то и на улице иной раз. Не так страшен холод, как страшен голод! Если бы не коза, нетрудно представить, что с нами случилось бы. На картошке гнилой с чужих полей мы бым далеко не прошагали… Но мальчишки мои непривередливые были. Я иной раз сама уже готова была сдаться, а они ничего, терпели и на жизнь не хныкали! Вот так, глядя на них, и я себя уговаривала не сдаваться!..
Я слушала рассказ Анны Митрофановны и все больше убеждалась, насколько я несправедливо жалуюсь на свою жизнь и себя жалею. Ведь у меня все хорошо. Я не брошена на произвол судьбы, и мама всегда поддержит. Мой сын, Кирюша, самый чудесный ребенок на свете, а у меня есть время и средства, а главное — силы, чтобы воспитать сына!
— В гости к младшему еду, — в очередной раз вырвала меня из размышлений Анна Митрофановна. — Жениться надумал на старости лет! — она задорно захихикала. — На неделе все мои ребята должны съехаться! Так и собираемся по праздникам только.
— Дружно живут? — улыбнулась я.
— Когда люди через такое прошли, они роднее родных становятся. Хоть и от разных матерей рождены, — ответила Анна Митрофановна. — Да и я никогда их не разделяла на своих и чужих. Все мои!
Дверь в купе снова щелкнула, и мы увидели на пороге мужчину и женщину. Было похоже, что это семейная пара. Когда в наш искренний мирок вот так внезапно «ворвались» чужие люди, разговор с Анной Митрофановной постепенно иссяк, и всю оставшуюся дорогу мы лишь изредка перекидывались бытовыми фразами.
Мы вышли на разных остановках. В окно я увидела, как на перроне к Анне Митрофановне, улыбаясь, подошел высокий и статный мужчина. Он крепко, но очень аккуратно обнял хрупкую старушку, а затем легко подхватил ее тяжелый чемодан. Перрон дернулся и поехал вправо, после чего я потеряла их из вида...
Я так тебя люблю!
В Москве я поселилась в гостинице, номер в которой мне забронировали еще на работе. Оставив вещи, вышла на улицу и отправилась в ближайший пункт связи, чтобы позвонить домой. Я набрала номер и долго слушала длинные гудки. Наконец на том конце провода взяли трубку.
— Алло! — произнес смешной детский голосок.
— Кирюша! — я едва не расплакалась, услышав голос сына. Мне даже показалось, что прошел не один день, а целая вечность с тех пор, как я уехала из дома. — Как дела сыночек?
— Хорошо! А ты скоро приедешь?
— Скоро сыночек, очень скоро! Бабуле передай, что у меня все хорошо!
— Ладно! Она пирожки печет на кухне. — Кирюша замолчал, но я слышала его сопение в трубке.
— Сыночек?
— Да, мам?
— Я тебя очень сильно люблю!
— И я тебя...
Анна Степанова
Статья взята из газеты Для Вас, Женщины. Советы и рецепты, здоровье и интересные рассказы (Подписной индекс ПИ268)
Вы можете пролистать эту газету
Подпишись прямо сейчас!
Вернуться
в начало
Оформите абонемент
X
Заполните форму с контактными данными, укажите точное место доставки заказа, а также количество комплектов.
Распечатайте подписной абонемент и оформите по нему подписку в любом отделении Почты России:
Доставка:
Подписчик:
Ваш почтовый индекс:
Адрес доставки:
Количество комплектов:
Период подписки:
<-- -->