Напишите нам в редакцию
Нажмите , чтобы добавить понравившееся издание в список
Перейти в корзину
1
Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку

Осенний возраст

Осенний возраст (Подписной индекс П7031)

Спустя годы...

В жизни все бывает так, как должно быть. А иначе ничто не имеет смысла. Мне понадобились годы, чтобы это понять.
В толпе мелькнуло знакомое лицо
Это случилось в прошлом году. Я стояла на перроне в ожидании поезда. Подруга юности давно меня звала к себе в гости, и вот я решилась. Давно не ездила на дальние расстояния, и большое скопление людей на вокзале меня не то чтобы пугало, а просто было непривычно окунуться в забытую атмосферу толпы и суеты.
И вдруг в толпе мелькнуло мужское лицо. Черты мне знакомы или показалось? Не может быть! Так не бывает! Те же глаза, те же волосы, те же губы, но только молодые. Ощущение было такое, будто я попала под колючий дождь.
Этот человек уже скрылся из виду, а его лицо, то есть лицо моего Сергея, все еще стояло у меня перед глазами. Однажды я прочла стихотворение Николая Доризо, и в нем были такие строки:
...а лица совсем незнакомых людей отчетливо в памяти вижу.
Выходит, тебя разглядеть тем трудней, чем ты мне роднее и ближе.
Это про Сережу. Закрывая глаза, я могла вспомнить кого угодно, только не его. А этот молодой парнишка... Он просто копия любимого человека, с которым мы расстались много-много лет назад.
Неслучайный попутчик
Объявили посадку. Я не помню, как нашла свой вагон, а потом и купе. Было душно, но я почти не чувствовала этого, все вглядывалась в окно: вдруг еще разочек увижу. Но нет. Вошел какой-то попутчик и спросил:
— Можно открыть окно? Жарко очень.
— Да, конечно. Я сама не выношу жары.
Поезд тронулся, и перрон остался позади. Было слышно, что проводник ходит по вагону, заходит в каждое купе и проверяет документы и билеты. Дошел и до нас. Взяв в руки паспорт моего попутчика, он произнес:
— Ну здравствуйте, Антон Сергеевич. Давно вы с нами не катались.
— Да, давно. Мама долго болела. Не мог ее оставить.
Я подняла голову, и мне стало не по себе. Все поплыло перед глазами, сердце и дыхание как будто остановились — это был тот юноша, с лицом моего Сергея. И отчество... Проводник назвал его Антоном Сергеевичем... Таких совпадений не бывает!
Мы проехали одну станцию, другую и, как водится, разговорились. Я старалась внимательно слушать его рассказ, но получалось плохо. Перед глазами мелькали картинки нашей жизни с Сережей...
— Оленька, ты мой самый дорогой человечек! Ну что мне сделать, чтобы ты поверила?
— Ничего. Я и так знаю, что любишь, но не могу я тебя обманывать и не хочу...
Поезд отстукивал километры, и передо мной возникла другая картинка.
— Ольга, привет! Как дела? Ты знаешь, что Сергей разбился?
— Как «разбился»? Когда? Где?
— Да жив он. В реанимации сейчас, но не знаю, в какой больнице.
Эту новость сообщила мне подруга, и мы обошли все больницы, пока не нашли. Сережа был без сознания, но врачи сказали, что будет жить. Во мне все перевернулось тогда. Недели две мы с его мамой дежурили в палате по очереди. Потом Сергей поправился, сам мог все делать, и я стала приходить уже через день. Потом все реже и реже. Когда его выписали, я уехала на сессию в другой город, и так случилось, что там и осталась...
Поезд остановился на очередной станции, и мы с Антоном вышли подышать воздухом. Я пыталась вспомнить хоть что-то из его рассказа, чтоб не выглядеть глупо, если вдруг о чем-то переспросит. Кажется, он долго ухаживал за мамой, и она умерла, а теперь к отцу едет. В тот же город, что и я.
— Ольга Владимировна, мне почему-то лицо ваше кажется знакомым. Даже представить не могу, откуда это чувство. Мы же не могли раньше встречаться? Может, на каких-нибудь фотографиях видел?
— Да нет, но... Господи, да что ж такое? Антош, идем в поезд. А то он сейчас без нас уедет, пока мы про самих себя вспоминать будем.
Вот мы опять в купе. Как хорошо, что к нам никого не подсаживают! Заварили чай, я достала печенье и сказала:
— Ты прости меня, пожалуйста, я не очень внимательно тебя слушала. Как твоя фамилия?
Я не боюсь вернуться
Время остановилось. Вокруг ничего не было. Даже звуков. Только лицо сына Сергея… Поезд мчал меня и этого мальчика к одному и тому же человеку. И для нас обоих этот человек был родным. Когда-то давно я уехала и вот спустя целую жизнь вернулась. Теперь уже навсегда...
Статья взята из газеты Осенний возраст (Подписной индекс П7031)
Вы можете пролистать эту газету
Подпишись прямо сейчас!
Вернуться
в начало
Оформите абонемент
X
Заполните форму с контактными данными, укажите точное место доставки заказа, а также количество комплектов.
Распечатайте подписной абонемент и оформите по нему подписку в любом отделении Почты России:
Доставка:
Подписчик:
Ваш почтовый индекс:
Адрес доставки:
Количество комплектов:
Период подписки: