Напишите нам в редакцию
Нажмите , чтобы добавить понравившееся издание в список
Перейти в корзину
1
Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку

Любви все возрасты покорны

Любви все возрасты покорны (Подписной индекс П6893)

Бес попутал

Для создания семьи — достаточно полюбить. А для сохранения нужно научиться терпеть и прощать.
Боль разочарования
Мария Ивановна Комарова присела на стул. Устала! Сегодня у нее день рождения, намечается праздничный стол, за которым соберутся все родственники. Вспомнились самые яркие моменты ее 45-летней жизни, но их череду прервал телефонный звонок мужа. Петр сказал:
— Маш, наметилась срочная поездка в райцентр. Пришли детали к сельхозтехнике. Не знаю, успею ли вернуться. Не обижайся! Подарок за мной! Целую и люблю.
«А на что обижаться? Уборочная на носу, вот Петя с этими запчастями замотался совсем. Как же! Главный инженер хозяйства!» — не без гордости подумала женщина.
Ее размышления прервала 15-летняя дочь Вика. С кем-то подъехала на мотоцикле, вихрем пролетела по дорожке, потом мимо Марии в спальню.
— Ох, что это с нею? Обидел кто, что ли?
Вика была младшей из троих детей и самая любимая. Папина дочка! Женщина прошла в спальню. Дочь, обнимая подушку руками, буквально сотрясалась от рыданий.
— Викуша, что случилось-то? Чего так надрываешься?
— Ненавижу его!
— Ваську? Чубайса этого? Ты ж с ним прикатила.
Чубайсом прозвали соседского мальчишку Ваську за огненно-рыжий цвет волос, россыпь веснушек на лице и умение найти выход из любого положения. Вика с детства дружила с ним. Они ссорились, но Васька всегда мирился первый, даже если подружка была неправа. В последний год парень сильно вытянулся, окреп, постоянно занимаясь спортом. Мария про себя подумала: «Неужели влюбилась? А что я в своего Петра тоже рано влюбилась», — а вслух спросила:
— Ваську ненавидишь? За что?
— При чем тут Васька? Отца ненавижу! Предатель он! – и опять разрыдалась.
— Вот те раз! За такие слова про отца отлупцую!
— Лупцуй! А он предатель! Знаешь, где он сейчас?
— В райцентре. Уехал за запчастями.
— Как же! Это тебе он так сказала, а сам на речке милуется-целуется с этой. Дашкой, твоей подругой бывшей!
— Ты, дочь, ошиблась! Не мог отец так поступить.
— Не мог? Однако поступил, я сама видела.
— Ну-ка, давай подробнее!
Предательство отца
— Васька поспорил с Витькой Нечаевым, что быстрее него переплывет Быстрянку. Ребята должны были доплыть до кустов на той стороне и помахать рукою.
— И кто первый доплыл?
— Васька, конечно. Только он не стал махать рукою, а как оглашенный кинулся назад. Доплыл, меня за руку схватил, посадил на мотоцикл, успев крикнуть: «Ждите! Мы скоро!» Я его спросила: «Вась, мы куда?» А он мне: «Молчи! Увидишь!»
Оставив мотоцикл, пошли тихо-тихо к тем кустам, где ребята из речки выходили. А там недалеко папина машина. Потом мы увидели отца с этой ободранной мымрой. На каком-то одеяле они лежали в обнимку, целовались. Мам, я ж не дура, сразу поняла, что они любовники. Ваське велела молчать, чтоб никому ни слова. Как отец мог так поступить с нами! Мне стыдно и больно!
И сердце Марии впервые за долгие годы супружеской жизни сжала какая-то непонятная, пронзительная, горькая боль. Многое неясное за последнее время высветилось: поздние возвращения мужа домой, какие-то поездки, отсутствие интима в отношениях. Значит, все эти годы Петр обманывал ее и Дашка была ему небезразлична?
Лучшие подруги
Маша и Даша были подругами еще с 1-го класса. Маша — тихая, добрая, не способная никого обидеть. Даша — завистлива, резковата, всегда стремилась быть первой. Конец дружбе пришел, когда с родителями с Урала в поселок приехал Петр. Парню надо было поступать в институт, у нас на Брянщине с этим проще, вот и решено было вернуться в места босоногого детства.
Петя понравился обеим девушкам, но сам не обращал на них внимания, считая малолетками. Стал встречаться с Машей, когда перешел на 3-й курс технологического института. Девушка вскоре уехала к тетке в Калугу, там поступила в медучилище, а Даша сдала документы в торгово-кулинарное училище Брянска.
Когда на новогодних каникулах Маша пришла в клуб, то Петя только поздоровался с ней и ни разу не пригласил на танец, все внимание уделяя Даше, светившейся от счастья и гордости. Не понимая такого поведения парня, Маша спросила у подруги:
— Даш, ты встречаешься с Петей?
— Да! И что?
— Как ты могла, ведь знаешь, что он мне нравится и я с ним встречалась!
— Нравился тебе, а любит меня, правда, жениться не может пока, мне еще 18-ти нет. Я подожду! Ты уж, подруга, подвинься!
Так и закончилась многолетняя дружба. А весной Дашу отчислили за пропуски занятий и неуспеваемость, и девушку увез в Мурманск приехавший погостить двоюродный брат.
Дарья вскоре написала родным, что вышла замуж, живет в достатке, счастлива. Даже раз с мужем по пути на отдых куда-то заглянули в поселок к родителям. Муж не отличался красотою, был много старше Дарьи, но зато офицер. Раза два она одна приезжала погостить, объясняя, что муж в плавании. Детей у нее не было.
Тогда, после очередного отъезда Дашки в Мурманск, Петр в клубе подошел к Маше, напросился проводить.
— Не надо, Петь, а то вдруг Дашка вернется, и ты опять к ней побежишь. Зачем мне такое? Так и будешь меж нами метаться?
— Ну это не я, а ты меня бросила. Видел я фотографию, где ты с каким-то хлыщом Иваном в обнимку стоишь. Что, не было такого?
— Было. Иван — двоюродный брат. Он прошлым летом гостил у нас.
— А Дашка сказала, что это твой кавалер, у вас любовь с ним. Я поверил. А фотка у нее откуда?
— Так она с Ванькой встречалась, у него и фотку выпросила.
— Маш, ты прости меня! Поверил, дурак, Дашке и назло тебе стал с нею встречаться, а нравилась ты всегда.
Они с Петей тогда не могли нарадоваться, что вновь обрели друг друга. Их дружба переросла в любовь. Через пару лет они поженились. В любви были рождены дети: два сына и дочь. Петр почему-то любил дочь больше сыновей.
Около года назад Дарья заявилась в поселок насовсем с одной сумкой на колесиках, объясняя любопытным, что Север ей не по климату.
Она «полиняла», стала курить, могла в компании рюмку-другую пропустить, постоянно намекая, что все мужики — козлы, редко могут оценить женщину по достоинству. Как-то в сильном подпитии ее отец, не стесняясь сельчан, распекал дочь во всеуслышание:
— Непутевая шалава! Скольких мужей ты там сменила, переходящий вымпел? Сколько коек облазить смогла? И все тебя выгоняли! Ишь, деньги красть стала! Чтоб завтра на работу устроилась и нас не позорила! Или убирайся с глаз долой!
Приятель не прижился
А Мария недоумевала: что случилось? Неужели Петрова любовь прошла? А может ее и не было и он любил все годы и не забывал Дашку? Обманывал?
Ответа не находилось. А вечером — гости.
— Доченька, мы с отцом во всем разберемся, а сейчас я не могу обойтись без твоей помощи, надо готовить стол. Вытри слезы, и никому ни слова о том, что видела у реки!
Петр заявился домой утром, хотел поцеловать Машу, но она уклонилась и спросила:
— Как поездка?
— Хорошо! Запчасти отобрал, завтра поеду за ними.
— Интересно, Петь, когда ты мне врать стал? Вчера Павел Игнатьевич зашел меня поздравить и удивился, что тебя, моего мужа, не было дома на семейном торжестве, а еще заявил, что ни за какими запчастями в последнее время ты не ездил, они были завезены зимой. Ты зачем врешь?
— Да мы с мужиками давно собирались рыбки наловить да посидеть у костра за ухой.
— Рыбалку именно на мой день рождения планировали?
— Не мог я отказать мужикам.
— А мне смог? Что ж ты поймал? Русалку по имени Даша? Не с ней ли мне подарок выбирал?
Сильнейшие оплеухи то по одной, то по другой щеке Петра отпечатались звонко со словами:
— Это тебе за ложь, за то, что вашу «уху» у перекатов видела дочь! Не знаю, смогу ли я когда-либо простить твое предательство, а пока по- хорошему уйди с моих глаз!
— Маш, это бес меня попутал! Не знаю, как все вышло, но прости!
— Бес, говоришь, попутал? Вот и разберись, Петя, со своим этим приятелем. И проси прощения у дочери, ей больнее, чем мне, твоя измена. Кормить тебя, обстирывать я буду, но что касается супружеской жизни, я эти обязанности с себя снимаю. Выход пусть тебе бес и подскажет!
Через небольшое время из поселка куда-то уехала Дарья. Вика долго была обижена на отца, но простила его. А когда Марию Ивановну знакомые, знавшие о ее размолвке с мужем, спрашивали, как у них дела, она весело отвечала:
— Не прижился все-таки бес у нас, хотя немного напакостил!
Тамара Корпусева
Статья взята из газеты Любви все возрасты покорны (Подписной индекс П6893)
Вы можете пролистать эту газету
Подпишись прямо сейчас!
Вернуться
в начало
Оформите абонемент
X
Заполните форму с контактными данными, укажите точное место доставки заказа, а также количество комплектов.
Распечатайте подписной абонемент и оформите по нему подписку в любом отделении Почты России:
Доставка:
Подписчик:
Ваш почтовый индекс:
Адрес доставки:
Количество комплектов:
Период подписки: